?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжаю знакомить вас, друзья мои,
с творчеством друга и однокашника
по ВПУ МВД СССР - Андрея Терехова.
Перед вами "Будни первокурсника"...


Андрей Терехов

Воспоминания "Подсолнуха"
Посвящается выпускникам 1 батальона ВПУ МВД СССР 1977 года



Лейтенант Андрей Валентинович Терехов.
Ленинград, 1977 год. Фото из личного архива.

Часть вторая. Будни первокурсника

ЛЖЕСТАРШИНА

Данное событие произошло в сентябре 1973 года.
Однажды нас с Володей Алексюком позвали на КПП: приехали знакомые и родственники, передали нам нехитрые гостинцы, чтобы подкормить "изголодавшихся" курсантов. Возвращались мы веселые и довольные. Бережно несли в руках пакеты с яблоками, пирожками, печеньем, конфетами и думали, как хорошо на свете жить сытому человеку. Но не успели мы дойти до расположения батальона, как слышим требовательный окрик:
«Товарищи курсанты, вы, почему не отдали воинской чести старшему по званию? Оба ко мне, бегом марш!». Оказывается, пребывая в эйфории от предвкушения поедания наших сладостей, мы не заметили старшины с соседнего курса и просто прошли мимо, не отдав воинской чести. Не было и месяца, как мы надели военную форму и данный рефлекс еще не был выработан.
«Итак, товарищи курсанты, вы нарушили воинскую дисциплину!? И чтобы впредь приветствовали старших командиров, вам назначаю полчаса строевой подготовки. Будете отрабатывать отдание воинской чести в движении». Мы готовы были провалиться сквозь землю от стыда: начинать службу с такого позора. А вокруг уже собрались старшекурсники и посмеивались, наблюдая за салагами-бедолагами. Но делать было нечего, как выполнять приказание.
И мы полчаса дубасили сапогами строевой плац c отданием чести этому гребанному старшине. Черт бы побрал эти сладости!? О них мы уже забыли и думали лишь об одном: когда же и чем все это закончится.
Пока мы дружно утюжили асфальт, старшина наверно обдумывал план : что с нами делать. Наконец он произнес: «Я могу доложить о вашей провинности курсовому офицеру или же пойти другим путем, выбирайте».
Мы восклицаем:
- Лучше идти другим путем, а каким - просим уточнить!
- Что - то давненько не едал я сладкого? - Многозначительно произнес наш мучитель.
- Конечно же, угощайтесь, товарищ старшина! - Радуясь, что все обошлось, мы с облегчёнными старшиной авоськами и пакетами, поспешно удалились.
Но на этом история еще не закончилась. Вскоре, на общеучилищном построении мы узнаем в одном из курсантов 3 курса нашего «лжестаршину». Оказывается, в тот злополучный день он надел китель своего старшины и вышел на охоту за доппайком. Нашему возмущению не было предела, но как говорится: « поезд уже ушел ». Оставалось просто забыть про этот случай и не вспоминать как кошмарный сон. Тем более решили о нем никому и никогда его не рассказывать. Сейчас, друзья мои, через 45 лет я впервые поведал об этом случае на странице своих воспоминаний.
За годы службы я не раз вспоминал об этом смешном случае. Этот урок не прошёл даром. Он научил меня очень важному принципу: кому отдавать воинскую честь. Даже под расстрелом, никто не заставит меня отдать честь тому, кто её не достоин и запятнал своим отношением к подчинённым. Это не бравада и не показуха. Это сущность души офицера Андрея Терехова.

Несколько слов о младших командирах...

Сегодня я с полной уверенностью могу заявить, что жестокой дедовщины, как это принято в современной российской армии, в нашем батальоне никогда не существовало. Ребята, пришедшие со срочной службы или отслужившие, старшие по возрасту были для нас всегда примером для подражания, пользовались непреклонным авторитетом и уважением.
C особой благодарностью вспоминаю старшину 1-й статьи - Володю Зубрицкого-альбатроса, "морского скитальца", моряка Северного флота. Его спокойствие, рассудительность, богатый жизненный опыт, открытая широкая душа позволяли нам всегда обратиться к нему за советом и помощью; cтаршего сержанта Виктора Мазура-лучшего строевика батальона (это почётное звание у него постоянно оспаривал мой командир Боря Чашников, который тоже отлично ходил строевым шагом, но подсекал ногу) В группе, которой командовал Виктор, была заведена традиция: все посылки, передачи на общий стол. А то в других группах были зафиксированы случаи "единоличчного поедания сала и печенья под одеялом".
С душевной теплотой вспоминается сержант Юрий Титенков - герой пограничник, кавалер обеих степеней знака «За отличие в службе по охране государственной границы СССР». В то время, за "здорово живёшь" такие награды не раздавались. Достаточно сказать, что во внутренних войсках, одним из первых стал полым кавалером аналогичного знака отличия рядовой Бахреддин Халиков, который ценой своей жизни обезвредил вооруженного преступника. Его имя занесено навечно в Книгу Почёта ВВ МВД СССР.
Обладая веселым нравом, потрясающим чувством юмора Юра скрашивал наши серые будни своими удивительными рассказами и анекдотами. Все с нетерпением ждали отбоя, когда можно будет собраться в сушилке или курилке (в зависимости от времени года) и послушать байки нашего погранца. Рассказчик был он знатный. Даже дневальные украдкой подходили и слушали, одной ногой стоя на тумбочке, а другой вместе с ушами - у дверей сушилки.
Вспоминаю с великой благодарностью писаря батальона Серёжу Топчего. Да, друзья, того самого сержанта Топчего, который через 20 лет станет заместителем Главкома внутренних войск России, получит высокое воинское звание генерал-полковника. А в курсантские годы Cерёжа обеспечивал всему батальону "свободный выход" в город, раздавая щедрой рукой всем нуждающимся увольнительные записки, благо пользовался полным доверием у командира батальона. За четыре года никто его не подвёл, потому что знали ребята из-за одного разгильдяя могут пострадать все. Ура Топчему! Да здравствует легальная самоволка!

Отдельно хочу отметить нашего русского богатыря сержанта Валерия Крюкова. Он выделялся среди остальных сержантов своей мощной, фигурой, незаурядной физической силой, невозмутимостью, добротой и спокойствием. Валера навсегда привил мне любовь к гиревому спорту и физкультуре. Надо было видеть, как высоко подлетали огромные 2-х пудовые гири, которыми Валера жонглировал как мячиками. В его руках они казались просто детскими игрушками. И вот перед выпуском, возвратившись из последнего курсантского увольнения, встречаю Валерку. Таким расстроенным я никогда его не видел.
- Что случилось?- Спрашиваю - На тебе лица нет, богатырь!
А он рассказывает, что был в ДК имени Гааза и вступился за девчонку, к которой приставали два гражданских урода. Взял их за шиворот, столкнул лбами - отключил на некоторое время, чтобы девушка успела уйти. А дальше проучить их не успел:
уже опаздывал из увольнения, пришлось самому уходить.
- Вот теперь думаю: правильно ли я поступил. Что стало потом с девушкой? - Размышляет Валера.
- Успокойся, - говорю. - Этим придуркам, наверняка, уже не до девушки, как бы им не понадобилась скорая помощь...Теперь жди заявления из милиции на причинение тяжких телесных повреждений!
- Ну, Андрюха, успокоил ты меня! Поддержал друга в трудную минуту, лучше бы я тебе не рассказывал.- Так отреагировал Валерка на мою шутку.
Но мы пришли к правильному выводу: рисковать накануне выпуска офицерскими погонами было бы полным идиотизмом. Нужно успокоиться и подождать, ведь через два дня нас уже в северной, столице не будет, все разъедутся в отпуск.
Так что, если его история имела бы свое негативное продолжение - все концы обрублены, курсантов больше не существует. Но все равно Валера в эти дни ходил хмурый и мрачный, пока не надел офицерский китель, а дальше все разрулилось само собой...

О сержанте Диме Шафикове всегда вспоминаю с особой теплотой.
Дима, несмотря на сержантский чин и командирскую должность, все 4 года подстригал курсантов нашей роты, был непревзойденным мужским парикмахером. "Талантливый цирюльник" в бытовой комнате батальона в субботу трудился не покладая рук. Перед увольнением к нему всегда выстраивалась очередь, и он никому не отказывал.
С уважением я относился к своему командиру отделения сержанту Коле Папишу. Его отличала от других cержантов по-истине отеческая забота и внимание к начинающим военную службу подчинённым. Он всегда находил возможности не ругать нас, а поддержать добрым словом, советом и старался почаще хвалить!

Можно перечислять и перечислять заслуги моих старших товарищей.
Они научили нас, недавних школяров, правильно заматывать портянки, быстро и умело подшивать подворотничок, азам конвойной и караульной службы, правильному исполнению строевых приемов, всем хитростям солдатского быта, что потом очень пригодилось в офицерской службе.
Но не все командиры отличались гуманизмом и человечностью.
Так бессменный командир 16-й учебной группы, в которой я имел честь служить, сержант Борис Чашников иногда допускал несдержанность и к тем, кто из молодёжи ему не нравился, придирался по мелочам.
Его "сержантский беспредел" однажды остановил мой товарищ Саша Кадышев. Ему надоели постоянные, несправедливые придирки Боки (так курсанты прозвали командира группы): то кровать плохо заправлена, то бляха не так блестит, то табуретка неровно стоит. И за каждую провинность - наряд вне очереди. Саня терпел, терпел, а потом не выдержал. Схватил эту табуретку, которая по мнению командира стояла "не по линейке" поднял над головой, и как шарахнет её об пол перед сержантом. Табурет разлетелся в дребезги. Боря Чашников стоял бледный, не жив ни мёртв. В кубрике, где находилось отделение, установилась гробовая тишина. Чашников ушёл из помещения, не сказав ни слова. Больше он ни к Сане, ни к другим курсантам по мелочам не придирался.
А курсант Кадышев до конца учёбы получил прозвище: "Дикой" или "Сашка Дикий". Хотя был очень спокойным, уравновешенным и добрым парнем. Но теперь все узнали, что у Сани обострённое чувство справедливости и настоящий мужской характер - он может за себя постоять. Да так - мало никому не покажется.

ТРОЕ ВЫШЛИ ИЗ ЛЕСА. НОЧНОЕ ОРИЕНТИРОВАНИЕ

Данное приключение произошло глубокой осенью 1973 года на военной топографии. Отрабатывалась тема: «Ночное ориентирование на незнакомой местности». Занятие в поле проводил уважаемый всеми преподаватель капитан Вершков.
Молодой энергичный учитель умел доходчиво объяснять азы военной науки и не искал лёгких путей. Все, что нами было не усвоено с первого раза, достигалось суворовским методом повторенья через ноги, пот и бесконечные тренировки. Кто не укладывался в норматив по рытью окопа из положения лёжа предстояло отрывать его в полный профиль. Перебежки в ходе атаки условного противника им не принимались, "наступать" на поле боя нам приходилось только по-пластунски.А места для тактических занятий капитан умел подбирать таким образом, что один только вид этих лужаек, перелесков, косогоров и бескрайних полей приводили курсантов в ужас и ввергали в тоску и уныние. За весь первый год постижения солдатской науки нам не досталось хоть краюшка сухой землицы. Всегда всё было затоплено, вода и грязь хлюпали под сапогами, а ещё если добавить сырую промозглую ленинградскую погоду, то радости мы не испытывали.
После таких занятий обмундирование напрочь выходило из строя и требовало не только стирки, но и реставрации отдельных элементов. Конечно эта наука впоследствии каждому пригодилась в его офицерской службе и научила курсантов стойко преодолевать трудности армейской жизни. Но осенью 1973 года мы об этом ещё не думали...

Стояла обычная ленинградская холодная, ветреная, дождливая погода. На зимнюю форму одежды ещё не перешли и поэтому все носили под формой «вшивники» -свитера, тельники, безрукавки-телогрейки...
После ужина экипировались, вооружились и в 21.00 взвод отправился с капитаном Вершковым во главе к месту проведения ночного ориентирования. Местность оказалась как всегда незнакомая. Десантировались из ГАЗ-66 по отделениям с интервалом в 1 километр. У каждого был планшет с топографической картой, компас и координаты ориентиров. Необходимо было выйти к определённой точке-месту сбора. Как потом выяснилось она была на удалении 15 км. от места высадки.
Этот маршрут каждое отделение должно было пройти ночью по незнакомому лесу, ориентируясь по карте и компасу. Ночь выдалась безлунной, не видать ни зги. Мой командир- мл. сержант Папиш уверенно взял старт и повёл отделение по маршруту. Подсвечивая себе карманными фонарями мы бодро продвигались по лесу, перекидываясь анекдотами и шутками про Ивана Сусанина. Каждый, имея компас, вносил какие-то изменения, и мы продолжали путь.
Всё шло хорошо, пока не кончились перелески. А когда вошли в настоящий дремучий лес наше весёлое настроение сразу поубавилось. Командир куда-то пропал. Ау-Ау и к нам выходят ребята из других отделений и тоже без своих сержантов. Вася Быцман, как старослужащий берёт на себя командование сборным отрядом. Cверяет компас и воодушевляет нас на продолжение похода. Все идут гуськом за ним. Всего набралось человек 10-12. Замыкающим и тем, кто в середине не видно, что происходит впереди.
А там происходит самое интересное. Вася Быцман разглядел по курсу движения, какое-то тёмное пятно и прыгнул в сторону. И неудачно. Сержант попал прямо в яму с водой. Оттуда кричит: «Ребята, идите прямо, ко мне не надо, здесь вода». Ну и Паша Купин пошёл прямо и сходу провалился в ещё большую воронку, ушёл под воду, не успев предупредить товарищей. Следующим, кто оказался на дне этой воронки был Лёня Кучерявый, который свалился на Пашку, утопив того окончательно. Лёня сумел выбраться из воронки, встав на плечи Паши и призвал нас на помощь. Купина тянули все вместе. Его 100 кг-е тело вместе со снаряжением прочно удерживалось на дне водоёма. В результате в этой яме побывали все, чтобы помочь товарищу выползти на сушу. Ласковых и добрых слов в адрес наших руководителей и командиров никто не высказал. Уже было не до ориенти- рования. Все были мокрые, дрожали от холода, и одна мысль занимала умственное пространство: как поскорей согреться и обсушиться. Кое- как развели костерок и жизнь стала веселей. Провели военный совет, на котором решили выходить к месту сбора группами по 3 человека. В нашей тройке оказался Вася Быцман, Игорь Буянов и я.
На наше счастье выглянула предательская луна, что позволило легче продолжить движение. Уже без опасения провалиться ещё куда-нибудь. Продираясь сквозь кустарники, поваленные деревья мы неожиданно набрели на старенькую бабушку. Она собирала в лесу хворост для растопки. Неожиданно встретив трёх вооруженных военных, да ещё ночью, бабка сильно перепугалась и стала креститься. Грязные, замызганные, в маскхалатах и с автоматами в руках мы действительно производили впечатление страшных диверсантов.
Вася Быцман в своей пилотке, с опущенными на уши бортами, больше похожий на фрица, чем на советского курсанта, успокоил бабушку:
- Не бойся, мамаша, видишь свои, из окружения выходим. Немцы десант выбросили. Ты случаем, никого здесь больше не видела?
Бабка, забыв про вязанку с хворостом, бросилась наутёк.
Тут в небе появились сигнальные ракеты, обозначившие место встречи для тех, кто вовремя не прошёл ориентирование. И мы поспешили на доклад капитану Вершкову. Ожидая разноса, мы были приятно удивлены, что преподаватель отметил нашу взаимовыручку, правильный маршрут ориентирования. А все недостатки достались сержантскому составу.
А потом все искали курсанта Сашу Кадышева. « Сашка Дикий» куда-то пропал. В строю его не оказалось. Стали опять пускать ракеты. Бесполезно - «Дикой» не объявился. Тогда капитан Вершков поставил взводу задачу: найти товарища. Пришлось опять двигаться по старому маршруту, но уже в обратном направлении. Часа через два наших блужданий по сырому холодному лесу, уже под утро, c первыми лучами солнца, Саню нашли на каком- то болоте. «Дикой» спал c улыбкой младенца на устах, подложив под голову вещмешок. Ему надоело одному бродить по болотам, и он послал в душе всех на х..р. Выбрал место посуше, прилёг под елью, чтобы передохнуть и "отрубился". Конечно, все были весьма и весьма «благодарны» Сане за увлекательное путешествие и каждый высказал добрые пожелания. Но надо было спасать товарища от такого "залёта" и придумать ему оправдание. Я нашёл выход и предложил «Дикому» сослаться на вывихнутую ногу. Дальше мы пошли обратно, а перед самым выходом к своим положили Сашу на плащ-палатку и донесли до машины. Пока несли «Дикой» стонал и изображал пострадавшего.
Капитан Вершков объявил всем благодарность, сказав: «Советский курсант нигде не пропадёт, если смекалка его не подведёт!».

Продолжение следует...
Начало повествования здесь:
https://nikolay-suslov.livejournal.com/920226.html


Пусть в вашей памяти, друзья, останутся
лишь радостные и весёлые воспоминания!

Posts from This Journal by “солдатские байки” Tag

Profile

Не грусти
nikolay_suslov
Николай Суслов
Website

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags