Николай Суслов (nikolay_suslov) wrote,
Николай Суслов
nikolay_suslov

Category:

Чистый четверг. Вырезаем аппендикс...

В ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года
советский врач Леонид Рогозов провёл
одну из самых удивительных операций
в истории мировой медицины...




Ровесник Гагарина

Диагноз «аппендицит» давно уже не звучит грозным и суровым приговором. Для медиков операция по удалению аппендикса является одним из самых лёгких хирургических вмешательств. Как во всякой операции, в ней не исключены осложнения, но в целом подобной болячкой не напугать ни медиков, ни самих пациентов. Но это когда к услугам врача и больного все последние достижения медицины, отлично оборудованная операционная, чистая и светлая палата, где прооперированный быстро пойдёт на поправку.
В 1961 году, менее чем три недели спустя после эпохального полёта Юрия Гагарина, состоялась операция по удалению аппендикса, которая вошла в историю мировой медицины, а также была включена во всевозможные книги рекордов!
Местом действия стала Антарктида, пациентом - участник 6-й Советской Антарктической экспедиции Леонид Рогозов, а хирургом — врач - Леонид Рогозов! Два в одном, как бы сказали сегодня журналисты!

"Похоже, у меня аппендикс. Я пока молчу об этом, даже улыбаюсь. Зачем пугать моих друзей? Чем бы они могли помочь?"

Два героя апреля 1961-го Юрий Гагарин и Леонид Рогозов родились в марте 1934 года.
Первый космонавт Земли 9 марта, а будущий врач-полярник — 14 марта.
Как и Гагарин, Рогозов был выходцем из рабочей семьи — отец трудился шофёром, мать — дояркой.

Самый ответственный

Жили Рогозовы в Забайкалье, но затем вынуждены были перебраться в Казахстан, а затем — в Минусинск. Причиной стало то, что на родине особо рьяные и исполнительные организаторы коллективизации зачислили семью в число «кулаков».
Если коллективизация заставила семью поменять место жительства, то война ударила больнее — глава семьи, Иван Прохорович Рогозов, в 1943 году погиб смертью храбрых на фронте...



Евдокия Емельяновна осталась одна с четырьмя детьми на руках. Мать целый день пропадала на работе, а хозяйство оказалось на плечах Лёни.
Он был третьим из четверых по возрасту, но первым по ответственности!
"Я не спал всю ночь. Болит чертовски. Снежная буря бьется сквозь мою душу, воет, словно сотня шакалов. Все еще нет очевидных симптомов, что перфорация неминуема, но давящее дурное чувство пробирает меня..."
Окончив семь классов школы, Лёня пошёл учиться на горного мастера. Эта профессия парню была совсем не близка, но студентам ремесленного училища платили стипендию, что было чрезвычайно важно для семьи.
После окончания училища Леонид вернулся в школу, закончил её и ушёл в армию.

Перспективный студент

К тому времени, когда он отслужил срочную службу, старший брат Фёдор поступил в институт в Ленинграде. Приехав к нему в гости, Леонид влюбился в город на Неве и решил также получать высшее образование в Ленинграде.
Кем быть, Леонид Рогозов к тому времени решил твёрдо. В 1953 году он поступил на лечебный факультет Ленинградского педиатрического медицинского института.
Учился Леонид легко, успевал заниматься спортом, музыкой, общественной деятельностью, был предметом воздыханий всех сокурсниц…
В 1959 году Леонид Рогозов окончил институт и сразу же был зачислен в клиническую ординатуру по хирургии.

Антарктика зовёт!

Молодой врач Рогозов, продолжая повышать квалификацию в ординатуре, узнал о наборе врачей-добровольцев для работы на научной станции в Антарктиде.
Работа в Антарктиде на рубеже 1960–1970-х манила молодых энтузиастов не меньше, чем покорение космоса. Леонид Рогозов, пройдя отбор, был включён в качестве врача в состав 6-й Антарктической экспедиции. 5 ноября 1960 года на дизель-электроходе «Обь» он вместе с товарищами отплыл на загадочный ледовый материк.



Работа на антарктической станции требует от полярника универсальных способностей — врач Рогозов, помимо основной профессии, трудился и метеорологом, и водителем.
18 февраля 1961 года в оазисе Ширмахера была открыта новая советская антарктическая станция Новолазаревская. В составе участников первой зимовки был и Леонид Рогозов.
В экстремальных условиях Антарктиды взаимозаменяемость чрезвычайно важна. Но есть специалист, заменить которого практически невозможно, — врач. Это второй человек после начальника экспедиции, от него зависят жизнь и здоровье полярников, его вердикт зачастую может определить, продолжит ли работу экспедиция или вынуждена будет экстренно её прекратить ради спасения чьей-то жизни.

Но в апреле 1961 года на Новолазаревской случилось худшее — тяжело заболел 27-летний врач Леонид Рогозов.

Единственный выход

Это все... Я вынужден думать о единственно возможном выходе: самому оперировать себя... Это почти невыполнимо... но я не могу просто опустить руки и сдаться... (из воспоминаний Леонида Рогозова)

Как уже говорилось, аппендицит — не самое страшное заболевание. Однако ситуация в корне меняется, если речь идёт о человеке, заболевшем на антарктической зимовке. Здесь вся надежда на врача экспедиции. Но если болен врач, то спасти может только помощь извне.
Обнаружив у себя симптомы острого аппендицита, Рогозов испробовал все способы консервативного лечения — покой, голод, местный холод, антибиотики. Это не принесло эффекта.
Заболевшего нужно было срочно эвакуировать, чтобы провести операцию. Однако ни на Новолазаревской, ни на ближайших к ней научных станциях не было самолёта, который мог бы вывезти больного. Да если бы и был, это тоже не помогло бы — отвратительные погодные условия не оставляли ни единого шанса на успех полёта.

И тогда врач принял решение: "Буду делать себе операцию самостоятельно!"
(из рассказа-воспоминаний Леонида Рогозова)

Парни все узнали. Они приходят, чтобы успокоить меня. Я же огорчен - испортил всем праздник. Завтра 1 Мая. А теперь все бегают вокруг, подготавливают автоклав. Нам надо стерилизовать лежанку, так как будем оперировать

Хирург и его ассистенты

На Новолазаревской, помимо Леонида, работали 12 человек, как и все полярники, парни неробкого десятка. Однако от новости, что кому-то придётся стать ассистентом, помогая доктору кромсать себя, многим стало не по себе.
Ассистентами стали двое - метеоролог Александр Артемьев и инженер-механик Зиновий Теплинский. В обязанности первого входило своевременно подавать необходимые инструменты, второй держал у живота Рогозова небольшое зеркало и направлял свет настольной лампы. Был и третий ассистент, на крайний случай! Это был начальник станции "Новолазаревская" Владислав Гербович. Ему предстояло сменить кого-то из ассистентов, если им вдруг станет дурно.
Я не позволял себе думать ни о чём, кроме дела... В случае, если бы я потерял сознание, Саша Артемьев сделал бы мне инъекцию. Я дал ему шприц и показал, как это делается... Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного

Операция проходила в ночь с 30 апреля на 1 мая 1961 года.
Доктор и пациент в одном лице - Рогозов. В лежачем положении, с полунаклоном на левый бок, врач произвёл местную анестезию раствором новокаина, после чего сделал при помощи скальпеля 12-сантиметровый разрез в правой подвздошной области. Смотря в зеркало, а также, действуя на ощупь, без перчаток, он добрался до злосчастного аппендикса. И тут хирург понял, что успел в самый последний момент!? По состоянию аппендикса было видно, что тот мог лопнуть в ближайшие часы... Перитонит же убил бы Леонида наверняка.
Это обстоятельство врач, не отвлекаясь от работы, объяснил помощникам. Тем было не по себе: от вида кишок и крови полярников подташнивало, они с трудом держались на ногах. Но сменять никого не пришлось - парни своего поста не оставили!

Уникум

На самой тяжёлой стадии удаления аппендикса я пал духом: моё сердце замерло и заметно сбавило ход, а руки стали как резина.
Что ж, подумал я, это кончится плохо. А ведь всё, что оставалось, - это собственно удалить аппендикс! Но затем я осознал, что вообще-то я уже спасен!


Операция длилась 1 час 45 минут.
К её окончанию Леонид Рогозов совершенно обессилел, но сумел довести процедуру до конца. И только после того, как дал указания ассистентам по уборке после операции он принял снотворное и уснул. Теперь оставалось только ждать...
Вздохнуть с облегчением полярники смогли спустя несколько суток, когда температура у Леонида спала и боли прекратились. Через семь дней после операции доктор снял швы.
Поправившись, Леонид Рогозов продолжил свою работу в составе экспедиции и вернулся в Ленинград только осенью 1962 года.
К этому времени история операции в Антарктиде была уже всемирно известной, ей восхищались не только в СССР, но и во всём мире!
Леонид Рогозов был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
История мировой медицины знает не так уж много случаев, когда врачам удавалось благополучно провести операцию самим себе.
Даже спустя пятьдесят лет операцию Леонида Рогозова включают в пятёрку самых уникальных подобных случаев! В условиях же антарктической зимовки никому, кроме Рогозова, делать подобную операцию не приходилось никогда.

Он в холоде сам себе скальпелем там вырезает аппендикс

Граждансий подвиг Леонида Рогозова вдохновил Владимира Высоцкого!
В 1963 году бард написал песню, в которой были такие строки:

Пока вы здесь в ванночке с кафелем
Моетесь, нежитесь, греетесь,
Он в холоде сам себе скальпелем
Там вырезает аппендикс...


Экспедиция в Антарктиду, сделавшая его знаменитым, стала для Леонида Рогозова единственной.
Он вернулся в институт, закончил ординатуру, защитил диссертацию, после чего занялся научной и преподавательской работой. Доктор Рогозов работал хирургом в различных больницах и медсанчастях Ленинграда, на протяжении 14 лет заведовал отделением хирургии лимфоабдоминального туберкулёза НИИ физиопульмонологии.
В 2000 году доктора Рогозова не стало...
Память об уникальном случае в практике мировой медицины и в истории изучения Антарктиды хранит специальный стенд в петербургском Музее Арктики и Антарктики. Помимо всего прочего, в музее хранятся и те самые инструменты, которыми Леонид Рогозов делал операцию.
Сотрудники музея говорят, что современных экскурсантов трудно чем-либо удивить. Но история врача-героя Рогозова неизменно удивляет всех, кто узнаёт о ней впервые!

Оригинал взят у matveychev_oleg в Настоящий супергерой. Как советский врач в Антарктиде провёл операцию сам себе


Будьте здоровы, друзья! Берегите себя и своих близких!
Дай Бог, чтобы Вам никогда не требовалось совершать таких подвигов!
Tags: Леонид Рогозов, врачи-герои, история медицины России, удаление аппендицита, уникальные операции
Subscribe

  • В Израиле три года назад...

    Друзья мои, 21 апреля 2018 года, в городе Хадера - в самом центре Израиля - состоялось историческое событие: встреча советских офицеров-выпускников…

  • Хокку Дня. № 94. Везувий

    Тихий Везувий Купается утром в море! А лодка у нас одна... (неаполитанское хокку) В апреле 2015 года мы путешествовали по Италии. Мимо…

  • Хокку Дня. № 93. Пражские крыши

    С "крыши Праги" Видны другие крыши... И сакура в цвету! (весеннее пражское хокку) Пять лет назад 18 апреля мы гуляли по Пражскому Граду,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments