Николай Суслов (nikolay_suslov) wrote,
Николай Суслов
nikolay_suslov

Categories:

Мемуары. Генерал Сиренко о смелости

Безумство храбрых — вот мудрость жизни!
О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью...
Но будет время — и капли крови твоей горячей,
как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых
сердец зажгут безумной жаждой свободы, света!

(Максим Горький, "Песня о Соколе", 1895)

 

Борис Александрович Сиренко: от сержанта до генерала - 25 лет (1971 - 1996).

Продолжая публикации воспоминаний из книги "Бадеевцы", предлагаю вашему вниманию
рассказ-размышление на острую тему от генерал-майора Бориса Сиренко - выпускника
Военной Академии Генерального штаба 2000 года.


О патриотизме и смелости
(Из воспоминаний Бориса Сиренко)

Кому первому пришла в голову эта лихая идея – поучаствовать курсантам военного училища в трудовом семестре со студентами – не знаю. Скорее всего, нашим батальонным активистам: Володе Туркову, Коле Хлыповке вместе с Вячеславом Алёховым. При мощной поддержке Николая Пономаренко – тогда уже помощника начальника политотдела ВПУ МВД СССР по комсомольской работе. Думаю, что и сам полковник Ганичев Алексей Павлович поддержал эту идею и помог продвинуть на уровне Политуправления. Ведь ни разу до нас, за всю историю ССО, курсанты военных училищ да же не пытались осуществить такую попытку… А вот бадеевцы и тут были первыми!
Шёл 1973 год. Стройотрядовское движение в самом расцвете!
Как пробивали в «верхах» идею совместного стройотряда – не знаю, не участвовал в этом. Но если с позиций нынешних чиновников рассуждать – задача нерешаемая. Более того, никому в нынешних верхних эшелонах власти не нужная, а значит – из области фантастики. Ведь ни одного приказа, директивы Главкома, разрешающих это – нет. А значит – нельзя! Да и комсомола нет. И политорганов, понимавших важность и пользу подобной патриотической практики и берущих на себя всю полноту ответственности тоже уже нет...
А ответственность ведь была огромнейшей! Начиная с нашего комбата и начальника ВПУ, до Начальника внутренних войск генерал-полковника Яковлева. Политуправление во главе с Василием Ивановичем Котовым тоже в полном объёме отвечало за подобные инициативы. Но что удивительно: удалось всех убедить, всё согласовать, во всех инстанциях. Смелое решение было утверждено и реализовано!
Для сравнения приведу пример из 2000-х.
При обучении в Военной академии Генерального штаба я, как генерал, был избран старостой слушателей из внутренних войск. Тогда на двух курсах обучалось 16 человек будущих генералов. И вот, перед Новым 2000 годом обращаются ко мне за советом два неравнодушных полковника: Сергей Бубенчиков и Владимир Афонин. Суть вопроса проста: «Можно ли организовать войсковую практику наших слушателей в группировке на Северном Кавказе, как это делается для слушателей от Вооруженных Сил?»
– Все хотят ехать туда, где пули свистят? – спрашиваю.
Я-то уж этой войны вдоволь хлебнул, а они не бывали в районе боевых действий и хотели увидеть происходящее своими глазами. Но за всех отвечать не стали. Провели опрос. Все слушатели без исключения выразили желание побывать в Чечне.
Пошел к Начальнику Главного штаба войск генерал-полковнику Панькову. С Михаилом Александровичем мы не один месяц в окопах отработали и он просьбу поддержал без проблем. Взял от него письменное разрешение – ходатайство в адрес руководства ВАГШ.
Пошел к начальнику. Тот наложил резолюцию о согласии при условии, что внутренние войска все расходы на командировку возьмут. Главком согласился. От нашего Главного штаба дали график, распоряжения, чтобы перебросили, встретили, разместили и дали возможность стажироваться на соответствующих должностях.
Как раз готовился второй штурм Грозного. Дел в группировке было невпроворот и нас там сразу задействовали по полной боевой программе. Я был в первой группе. С этими энтузиастами, что напросились, мы отработали и вернулись без потерь в Москву. Вторая группа улетела.
И тут в Академии поднялась паника!? У начальника факультета, Героя России – истерика. Он объявляет мне выговор «за самовольную и незаконную организацию практики слушателей». Читать подписанные и согласованные документы не хочет. Как же, могли ведь и убить!? А он будет отвечать... Ушел он на больничный на всякий случай, до возвращения второй группы. Трусоват оказался генерал с Золотой Звездой на груди... Вот, что такое – боязнь ответственности.
Но вернемся к курсантскому стройотряду. Итак, проводится запись добровольцев и тщательный отбор. Брали сильных физически и сильных духом курсантов, имеющих строительные специальности из числа отличников учёбы и комсомольских активистов. Мы вливались в студенческий стройотряд из Ленинградского государственного университета имени Жданова, факультета иностранных языков и журналистики! Захлебнуться можно от счастья...
Поймёт ли нас нынешнее поколение?
– Подумаешь, вкалывать задарма, за студентов…
Но не все же сейчас такие меркантильные и «практичные». Молодые и сильные нас поймут и сейчас! Мы же, окрылённые такими перспективами, были счастливы. Прав был великий поэт, сравнивая поколения: «Богатыри, не вы…».
Забегая вперед, выскажу свое мнение о ценности таких совместных с курсантами ССО для идейной закалки прежде всего студентов. Ведь целый месяц, на всех уровнях, во всех ситуациях шло непрерывное, неформальное общение студентов и курсантов. Лично убедился, что филологи- третьекурсники, уже ездившие на стажировки за границу, абсолютно не разбирались в мироустройстве, в ценностях западных и отечественных…
Слушая рассказы и личные мнения будущих переводчиков и журналистов, мы просто диву дивились идейной мешанине в головах студентов. Поражала их всеядность и беспечность. Вот тогда и почувствовали, что курсанты ВПУ МВД СССР на голову выше студенческой молодёжи в плане жизненной позиции, в плане патриотизма и ответственности. А ведь они представляли один из лучших вузов Советского Союза…
Было еще одно важное обстоятельство. Мудро соображая, руководство ГК ВЛКСМ Ленинграда по согласованию с ГУВД включило в стройотряд почти полвзвода трудновоспитуемых подростков. Мы их распределили между собой, курсантами, для наставничества. Уж не знаю, где и в чём они были «трудными». Наверное, имели приводы в милицию, стояли на учёте, как несовершеннолетние правонарушители. Но, попав под наш мощный воспитательный пресс, все стали милейшими и добросовестными ребятами. Помню, как они выгоняли из парка заполярного Мончегорска местную «шпану» и хулиганов, пристававших к студентам и просто отдыхающим горожанам.
Форма одежды стройотрядовская у нас в отряде «Борей» была единой. Только мы, курсанты, ещё носили значок с профилем Феликса Дзержинского. Этого оказалось достаточно для повышения боевого духа наших воспитанников! Мы им тоже вручили такие значки. Сам видел, как однажды они гнали на Володю Никулина – бывшего детдомовца и командира курсантов – группу пьяненьких хулиганов. А он их профессионально ловил за шкирку и тут же сдавал местным милиционерам. В своём присутствии заставлял составлять протоколы о задержании...
Почему отряд назвали «Борей»? Это северный ветер, легендарное божество у древних славян. Но мы уже знали о древней мифологической Гиперборее, прародине славян, и название понравилось. Оригинальное и патриотичное. Предложил такое название и сделал эскиз нарукавного знака Серёжа Кучерявый – батальонный художник.
Работали мы ударно. Быстро подружились со студентами и студентками. Жгли по вечерам костры и песни пели замечательные! Оборудовали и свой «Бар», но был при этом сухой закон! Пили чай из самовара с сушками и кофе, который виртуозно заваривала Надежда Войтальянова — будущий профессор-албанист.
В баре том сидели мы как-то вечером, уже перед самым завершением трудового семестра, чаёвничали Командир наш, из студентов, умнейший и пронырливый очкарик, дождался, пока я остался один. Достал из-под стула мешок (я думал, что с картошкой) и ко мне с ним подошёл.
– Борис, – говорит, – здесь деньги, что мы заработали. Я сегодня получил. Ты не мог бы их покараулить ночь. А завтра я их в банк отвезу.
Задача серьёзная. Надо – так надо.
– Закрой меня, – говорю, – на замок в этом баре. Только топор с собой возьму. На всякий случай.
Мешок даже не развязывали, не считали. Положил под голову, а утром проснулся и отдал. Мешок клал под голову, а не топор. Такие были доверительные отношения...
Перед возвращением в Ленинград мы распороли знамя-вымпел с эмблемой нашего отряда. Сшит он был из двух одинаковых полотнищ, расписанных всё тем же художником Сережей Кучерявым. Одно полотнище забрали в училище, а другое – студенты отвезли в университет.
После начала учебного года на 3-м курсе мы пригласили к себе в училище на вечер отдыха с концертом и танцами всех наших университетских друзей-стройотрядовцев. И торжественно соединили обе части знамени. Боже, какие слёзы лились от счастья! Рыдали больше, конечно, девушки-студентки, ведь такие завидные женихи им не достались...
Наш маленький подвиг – участие в ССО – смогли повторить только ребята младшего курса, набора 1972 года. Им удалось по следам нашей боевой и трудовой славы также съездить со студентами ЛГУ в Коми АССР, на объекты Северной железной дороги. Но было это событие в 1974 году – после нас. Бадеевцы в этом направлении были первопроходцами.
Помню, сдали мы экзамены за второй курс досрочно. Домой не едем. Отправка в Мончегорск через сутки. Получили новёхонькую форму бойцов ССО, с нашивками, как у студентов ЛГУ. Одел я её и пошел в увольнение. Куда еще может курсант вечером идти, как не в ДК у Нарвских Ворот, на танцы. А там в студенческой форме не пускают. Курсантов – да, пропускают бесплатно, а студентам – плати! Стою в расстроенных чувствах возле контролера: денег-то нет… Вдруг – резкий хлопок по плечам. Обнимают меня с двух сторон Слава Михалин и Володя Кикоть, два старших сержанта из младшего батальона. Слава, как бывалый сверхсрочник, строго высказал замечание контролеру, мол надо не на форму смотреть, а на военный билет. Взяли они меня под руки и провели в зал. Вот так я познакомился со Славой Михалиным, с которым потом учился в одной группе в ВПА, и с Володей Кикотем, дружба с которым сохранилась до его кончины. В тот вечер они узнали, что наш стройотряд убывает на следующий день в Советское Заполярье. А после возвращения я им рассказал о наших приключениях «в стихах и красках»…
Они были ребятами смелыми и наш подвиг строительный удачно повторили!
Генерал-майор в отставке Борис Сиренко,
1 июля 2020, Мончегорск – Москва.

5 февраля Борису Александровичу Сиренко исполнилось 69 лет.
Поздравим боевого генерала, кавалера ордена "Мужества" с днём
рождения и пожелаем ему здоровья, друзья!
Tags: Борис Сиренко, ВПУ МВД СССР, генералы внутренних войск, однокашники, солдатские байки
Subscribe

Posts from This Journal “ВПУ МВД СССР” Tag

  • В Израиле три года назад...

    Друзья мои, 21 апреля 2018 года, в городе Хадера - в самом центре Израиля - состоялось историческое событие: встреча советских офицеров-выпускников…

  • Мемуары. Уроки мужества

    Я до сих пор всё открываю мир, Всё новые отыскиваю грани. Но вспыхивает в памяти пунктир, Трассирует пунктир воспоминаний... (Юлия Друнина)…

  • Хокку Дня. № 83. Москва. 27 марта

    Юбилей у Гвардии, Но вспомните друзья, что 27 марта ещё родился я... (генеральское хокку) Сегодня два генерала из моих однокашников по ВПУ…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments