Николай Суслов (nikolay_suslov) wrote,
Николай Суслов
nikolay_suslov

Categories:

Мемуары. Записки комбата Бадеева. Часть 3

А ты с закрытыми очами
Нашёл под звёздами покой, –
И тихо батальон прощаешь, –
И не торопишь за собой...


Батальон на прогулке в городе. Во главе колонны подполковник Бадеев. Ленинград, 1974 год.



Майор Анатолий Трофимович Бадеев после окончания Ленинградского института физической культуры и спорта в 1962 году служил в Москве начфизом полка. Затем семь лет трудился в Орджоникидзевском командном училище МВД СССР имени Кирова курсовым офицером и преподавателем. В 1970 году переведён в Ленинград на равную должность в ВПУ МВД СССР. Здесь Анатолий Трофимович стал командиром курсантского батальона и руководил учебным подразделением 4 года (1971-1975). Третья часть его воспоминаний посвящена этому периоду службы...

Зарубки на эфесе
(из воспоминаний Анатолия Бадеева,
литературная запись Николая Суслова)


6. Как мы брали Питерское ГУВД

В октябре 1972 года в училище началась инспекторская проверка. Один из главных вопросов (если не самый важный) – проверка боевой готовности. Согласно боевого расписания при подъёме по тревоге 3 батальон формировал передовой отряд в составе 50 человек. Обычно тренировка проводилась так: я поднимал по сигналу «В ружьё!» один из взводов во главе с курсовым офицером. Посредник от командования училища проверял выполнение норматива по времени, осматривал элементы экипировки, следил за посадкой на машины и, при выходе колонны за КПП, давал команду «Отбой!» Как будет проверять боевую готовность вышестоящий штаб никто не знал.
В один из учебных дней меня вызвал к себе начальник училища. В его кабинете находился председатель инспекторской комиссии Главка. Без лишних слов, в присутствии генерал-майора Орлова, он поставил мне боевую задачу: «Поднять по боевой тревоге передовой отряд и через 20 минут быть в готовности выдвинуться в город и взять под охрану Главное управление внутренних дел Ленгороблисполкома. Действуйте!».
Я убежал в батальон. Вызвал капитана Малютина, старшину Колобашкина и старших сержантов Долмата и Чечету – решил комплектовать передовой отряд из состава 31 и 32 учебных групп. Инструктаж был всего одну минуту. А через 15 минут передовой отряд училища стоял в полной готовности к выполнению боевой задачи. Посредники внимательно наблюдали за моими действиями, но в процесс не вмешивались.
Боевой приказ я отдал строго по инструкции и отряд занял места в машинах. Два ЗИЛа и УАЗик проследовали к транспортному КПП. Пока дежурный открывал двери я надеялся получить команду «Отбой». Но радиостанция (знаменитая и безотказная «Р-105») в командирской машине молчала. Штатный радист, курсант Владимир Осадчук доложил, что радиостанция исправна, но работает только «на приём», выходить на связь ему запрещено. Других средств связи у меня не было. Мы двинулись в город по известному маршруту самостоятельно, без милицейского сопровождения и посредников.
Примерно через полчаса колонна подъехала к зданию ГУВД. Я вызвал капитана Малютина и приказал ему выставить оцепление вокруг «серого дома». Старшего сержанта Андрея Перминова – двухметрового гренадёра – я оставил на охране главного входа, а сам с группой захвата стремительно ворвался в фойе. Два милиционера, проверявшие пропуска на входе, не успели и слова сказать, как наша группа уже была на втором этаже в дежурной части! Я приказал дежурному сохранять спокойствие и доложить начальнику ГУВД о том, что здание принято под охрану передовым отрядом Высшего политического училища МВД СССР, вход временно заблокирован.
Майор доложил. Но это только усилило переполох среди сотрудников!? В дежурную часть прибежали посмотреть на прибывших неизвестно откуда вооружённых бойцов два заместителя начальника ГУВД. Сам генерал не показывался, видимо, проводил консультации с вышестоящим руководством. Я дал пояснения одному из его заместителей и попросил связаться с начальником училища генерал-майором Орловым.
Возле двери дежурной части стояли в касках, с автоматами в положении «на грудь» старший сержант Борис Долмат и сержант Виктор Брюсов. Их невозмутимый вид меня немного успокаивал. Радиостанция никаких сигналов не выдавала – она уже была за пределами радиуса действия. К нам поднялся капитан Малютин. Доложил, что оцепление выставлено. Но возле здания собралась уже толпа зевак, а у центрального входа выстроилась очередь из посетителей. Что делать?
В это время ко мне подошёл полковник милиции и пригласил к телефону. Я зашёл в кабинет и с радостью услышал в телефонной трубке голос Ивана Андреевича Орлова. Он поблагодарил меня за оперативность и разрешил возвращаться в училище. Сказал, что с начальником ГУВД он уже переговорил и извинился за доставленное беспокойство.
Со спокойной душой я подал команду: «Отбой. По машинам!» Из ГУВД мы уходили тихо, по-английски, ни с кем не прощаясь…
По прибытию передового отряда в училище, я доложил председателю комиссии о выполнении боевой задачи. Генерал сдержанно улыбнулся, пожал мне руку и сказал: «Молодцы! Действовали грамотно и быстро. Оценка – отлично. Всему составу отряда объявите благодарность.» После паузы добавил: «Жаль, что наш посредник опоздал...». Эти простые слова пролились, как бальзам, на мою солдатскую душу! Что касается посредников, так они нам были не нужны...

7. Пикник с генералом

Начальник училища генерал-майор Орлов Иван Андреевич доверял комбатам, как родным сыновьям. Особенно близкие отношения у него были с Юрой Шишкиным. А мы с ним дружили уже не один год. Летом 1972 его батальон уехал на стажировку и Юрий Александрович пришёл ко мне и говорит:
– Слушай, Толя, начальник хочет отдохнуть на природе в субботу. У тебя нет никаких предложений? Нужно уютное местечко и чтобы наших поблизости не было.
– Да есть такое место, – говорю – лесные поляны у деревни Глядино, по шоссе в сторону Кингиссепа. Там из наших никто не живёт, тихо и спокойно можно отдохнуть.
Генералу предложение понравилось. Выехали на тыловом УАЗике (знаменитой «буханке») пять человек: кроме начальника был его заместитель по тылу, начальник продовольственной службы и мы с Юрой Шишкиным.
Соорудили навес из палатки, разожгли костёр. Начпрод занялся шашлыками, а мы настругали салатов из огурчиков-помидорчиков, достали солёных грибочков, хлебца чёрного порезали и сала копчёненького. Выпили по первой, по второй – настроение поднялось, разговоры, анекдоты – обстановка непринуждённая. Ещё шашлык не был готов, а у нас уже водка кончилась – заместитель по тылу по минимуму оценил аппетиты мужской компании! Что делать? Начальник нас с Юрой послал за водкой в ближайшее село. Но машину не дал – «светить» её не захотел.
Вышли мы на Таллинское шоссе, а как остановить попутку не знаем. Я говорю Шишкину:
– Давай попробуем, как делают гаишники – жезл поднимают и резко вниз. А ты так рукой сделай.
Юра попробовал и первая же машина остановилась! Мы показали удостоверения питерского УВД и водитель без вопросов довёз нас до ближайшего села, где был магазин. Затарились и легко остановили попутную машину, чтобы вернуться.
Обернулись мы очень быстро. Добавили под шашлычок. Песни военные стали петь, про женщин вспоминать. Кто-то предложил тост «За дам!». А генерал Орлов в качестве алаверды произнёс фронтовой тост, который он первый раз услышал в госпитале в 1942 году (тридцать лет назад!). Он мне запал в память и звучит примерно так: «За выздоровление раненых, за освобождение пленных, за красивых медсестёр и за нас – военных!» Мы с удовольствием выпили и закусили, посмеялись и высоко оценили мудрость советских воинов-фронтовиков.
И тут Иван Андреевич, говорит:
– Друзья, а давайте нашим любимым женщинам цветов нарвём полевых. Я смотрю тут и ромашки, и васильки, и колокольчики есть. Только, мужики, поищите моей Маргарите зверобой – она очень любит готовить чай из этой целебной травки.
Мы разошлись в разные стороны в поисках цветов. А Юра мне шепчет:
– Толя, ты, главное, зверобой найди – это важнейшая задача. На меня не рассчитывай – я не знаю, как он выглядит...
Я этот невзрачный жёлтенький цветочек хорошо знал и на солнечном лугу у лесопосадки нашёл заросли уже распустившегося зверобоя. Не поленился и нарвал огромный веник! Все возвратились к палатке с аккуратными букетиками, а я – с пушисто-золотистой охапкой травы. Но моя добыча оказалась самой ценной – зверобоя больше никто не нашёл.
За цветы, за целебные травы – были отдельные тосты. Уехали мы из деревеньки Глядино в прекрасном настроении, исполнив по пути домой любимую песню генерала «Живёт моя отрада»...
На утро в понедельник Иван Андреевич позвонил и поблагодарил за организацию отдыха:
– Анатолий Трофимович, огромное спасибо за такой прекрасный пикник на природе! Я уже три года в училище, а отдохнул от дел впервые. Особая благодарность от Маргариты Ивановны за зверобой – они с дочкой навязали букетиков-веничков и развесили на кухне сушить. Говорят, что на всю зиму хватит! Поклон тебе от моих женщин!
К сожалению, больше мне ни разу не удалось отдохнуть в компании генерал-майора Орлова. Светлая память об этом замечательном человеке и настоящем русском офицере в моём сердце осталась навсегда…

8. Фото на память

Орден Красной Звезды я получал из рук министра внутренних дел Союза ССР Николая Анисимовича Щёлокова
. Как это было? Меня ещё никто об этом не спрашивал. Рассказываю.
Во-первых, о представлении меня к столь высокой награде я не знал. Даже не догадывался. Всё произошло достаточно неожиданно. Вызвал меня начальник училища и сказал: «Завтра с Алексеем Павловичем Ганичевым убываешь в Москву. Тебе орден будет Министр вручать. Заслужил». Вот и весь наказ.
Во-вторых, в Москве мы разместились в гостинице «Россия». На утро следующего дня, прежде чем попасть на приём к Министру, всех награждаемых привезли к Начальнику войск. Правда, его не было на месте. Нас построил и проверял внешний вид его первый заместитель генерал-лейтенант Александр Григорьевич Сидоров. На линейке возле входа в Главк собралось человек 30 со всех училищ и дивизий войск. Стояли в одну шеренгу.
Сидоров каждого осматривал очень тщательно, делал много замечаний. Подошёл ко мне, я представился. Он не дослушал мой доклад, скомандовал: «Товарищ майор, три шага вперёд, марш!» Я вышел из строя. Генерал встал рядом со мной и таким громким, не терпящим возражений тоном, проговорил, обращаясь к строю:
– Вот такой внешний вид, как у майора Бадеева, должен быть у каждого завтра на построении в Министерстве! Разойдись!
Я конечно был смущён, но было приятно. Офицеры подходили жали руку, смеялись, хотели сфотографироваться со мной, как со «звездой».
В-третьих, на утро все недостатки были устранены. Офицеры внутренних войск, лучшие из лучших предстали перед членами Коллегии Министерства. Каждого из нас представлял лично генерал-полковник Иван Кириллович Яковлев. Вручение прошло торжественно, но быстро, без суеты и без шампанского.
А потом Министр тепло поздравил с наградами и пригласил всех сфотографироваться на память. На первый ряд стульев сели генералы, а остальные офицеры стали располагаться на специальных скамейках, стоя позади. Вдруг Александр Григорьевич Сидоров взял меня под локоть и посадил на первый «генеральский ряд», а сам отошёл в сторону. Я не успел даже слова сказать. Включили дополнительное освещение и защёлкали вспышки фотоаппаратов. Так у меня, молодого майора, появилось на память фото, где я нахожусь в одном ряду с Министром и Начальником войск.
До сих пор берегу эту реликвию как зеницу ока. Как и орден. Правда!

9. Зимняя рыбалка

Главный организатор отдыха на природе в батальоне был замполит, капитан Дуев. Оказалось, что Виктор Михайлович – фанат рыбной ловли. У него была любимая рыбацкая база в посёлке Разлив на берегу Финского залива. Он познакомился с директором базы и частенько туда выезжал. Особенно ему нравилось ловить корюшку со льда. Комиссар и меня хотел приобщить к этому азартному занятию.
Однажды, по-моему в феврале 1972 года, когда курсанты были на каникулах, Дуев собрал большую компанию любителей зимней рыбалки и организовал официально выезд в Разлив. Так как в этой группе рыболовов оказались мои друзья Толя Иваницкий и Юра Шишкин – я тоже согласился поехать. Моему примеру последовал только один курсовой офицер батальона – Юра Севрюгин.
Нам выделили в училище автобус, опытного водителя, фельдшера и повара. Отвечать за культурную программу назначили инструктора политотдела Ивана Белозёрова. По его предложению мы проехали к «Шалашу», почтили память Владимира Ильича, сделали парочку фотографий на фоне мемориального комплекса и уехали на базу.
Здесь уже топилась русская баня. Преподаватель физкультуры и по совместительству «главный морж» училища Александр Левченко сразу приступил к своим обязанностям: пошёл контролировать парилку. А рыбаки во главе с Дуевым высыпали на лёд крутить лунки. День выдался солнечным. Лёгкий мороз и ветерок с залива не портили приятного впечатления.
Рыбачить я не собирался – корюшку люблю жареную, а не мороженную. Я взял с собой хоккейные коньки. Без суеты переоделся в спортивный костюм и решил опробовать естественный каток. Лёд на заливе был прозрачным, чистым и гладким, как зеркало. Потихоньку я увлёкся и заехал довольно далеко от берега. Вдруг кто-то сверху мне говорит: «Толя, остановись».
Я притормозил, огляделся. Солнце скрылось за серыми тучами, стало темнеть, поднялся порывистый ветер. На льду наших рыбаков уже не видно. Я повернул назад и вдруг слышу за спиной сильный треск. Начинаю разгоняться, а за мной начинает ломаться лёд и шумит вода!? Помчался я без оглядки к берегу, набрал приличную скорость и вылетел по льду на песок. Успел отбежать на десяток метров. И буквально через несколько секунд пляж накрыла волна с битым льдом!?
Приковылял на базу. А там народ уже собрался меня спасать. Им-то было видно, что надвигается буря, и они кричали мне. Но ветер дул с залива и до меня их призывы донести не мог.
– Кто вас предупредил, что надо поворачивать назад? – Спрашивает Левченко.
– Не знаю. Наверное, мой Ангел-Хранитель…
– Как же вовремя вы вернулись! И волна вас не догнала. Это же просто чудо! А у нас парилка готова. Пока в баньку сходим, повар корюшку свеженькую пожарит. Виктор Михайлович наловил её изрядно. Раздевайтесь.
Вот так удачно заканчивался первый день рыбалки, на которой меня спас от гибели мой верный Ангел-Хранитель. Спасибо ему за то, что отвёл беду. Уже второй раз в жизни. Об этом я рассказал за столом, после того, как в бане Сан Саныч Левченко всех рыбаков по очереди попарил. И провозгласил тост «За Ангела-Хранителя!» У каждого он свой и пусть незримо бережёт нас от несчастий…


Продолжение следует. Начало здесь:
https://nikolay-suslov.livejournal.com/1179531.html
https://nikolay-suslov.livejournal.com/1180245.html

На этом воспоминания нашего командира заканчиваются.
Осталась одна глава с его рецептом здорового питания.
С ним я вас познакомлю завтра...
Tags: Бадеев Анатолий Трофимович, ВПУ МВД СССР, однокашники, солдатские байки
Subscribe

Posts from This Journal “Бадеев Анатолий Трофимович” Tag

  • Мемуары. На лыжне...

    А жизнь летит вперёд без остановки. Что было раньше? Что ж грустить о том. Мы вспоминаем с лёгкою тоскою Молодость с армейским вещмешком...…

  • Мемуары. Хохол без лычки...

    Бывал ли хохол Без лычки в армии советской? Редки примеры (ироническое солдатское хокку) Олег Иванович Ионенко весьма уважаемый человек в нашем…

  • Мемуары. Заметки профессора Гутмана

    Да разве сердцем позабудет Того, кто хочет нам добра, Того, кто нас выводит в люди, Кто нас выводит в мастера... (Николай Добронравов, 1980)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments