Николай Суслов (nikolay_suslov) wrote,
Николай Суслов
nikolay_suslov

Categories:

Мемуары. Записки комбата Бадеева

Все мы твои шальные дети,
И лейтенант, и генерал, -
Комбата лучшего на свете, -
Мы не забудем ни-ког-да!
(Николай Суслов, "Памяти комбата")

По просьбе моих друзей и читателей начинаю публикацию зарисовок
из книги воспоминаний выпускников ВПУ МВД СССР 1975 года. Она
вышла в свет в августе прошлого года и называется "Бадеевцы".



Почему на обложке появилось это слово? Дело в том, что первым
нашим командиром в училище был майор Анатолий Бадеев и все
четыре года он пестовал нас, как своих птенцов или сыновей.
И стали мы неофициально зваться "бадеевцы". Прошло уже почти
50 лет, как мы были зачислены в Высшее политическое училище.
Было нас 237 курсантов, успешно закончили учёбу 186 офицеров.
Трое из выпускников стали генералами, 45 - полковниками...
Вот такая, друзья, краткая история нашего батальона.
К сожалению, 29 ноября 2020 года в Питере от коронавируса
на 84-ом году жизни скончался наш командир - полковник в отставке
Анатолий Трофимович Бадеев. Осиротел бадеевский батальон...
Сегодня я публикую первую часть его воспоминаний, которые вошли
в книгу и стали как-бы прологом рассказа об офицерах-бадеевцах.


Зарубки на эфесе
(из воспоминаний Анатолия Бадеева)

1. Хоробичи

Родился ваш покорный слуга 3 августа 1937 года в городе Гомеле. Моя мама, Ирина Андреевна Чигринец, работала в местном детском саду и дала мне фамилию отца – Трофима Бадеева. Не задолго до моего рождения батя пропал без вести. В те годы часто люди пропадали без всяких видимых причин. Но мама надеялась, что когда-нибудь он объявится и узнает, что у него есть сын. К сожалению её мечтам не суждено было свершиться…
Она увезла меня к своим родителям. И до 18 лет жил я с матерью в древнем селе на Черниговщине. Называется оно Хоробичи. Первое упоминание об этом историческом месте – городе Хоробор – учёные нашли в Ипатьевской летописи за 1153 год. Здесь собирались русские князья-соседи перед совместными военными походами, закаляли свой боевой дух. Это и дало городку название – «храбрый».
Вот в этом селе, в семье дедушки Андрея Митрофановича Чигринца и проживал я, как младший сын. А всего у бабы Насти и деда Андрея было 13 детей, меня считали четырнадцатым. Деду пришлось повоевать и в Первую мировую, и во Вторую. С фронтов империалистической войны привёз Георгиевский крест и шашку. А в 1945 году вернулся в село с медалью «За отвагу» и трофейным револьвером. Оружие он припрятал от пацанов так, что мы с ним через десять лет не смогли найти. Правда, потом я всё же обнаружил на чердаке дедовский клинок. На деревянном клееном эфесе увидел две зарубки. Спросил деда, что это за отметки? Старый кавалерист ответил просто:
– Это две мои победы в бою, в личном поединке. Так было принято, сынок, у снайперов и кавалеристов – делать «зарубки на память» об убитых врагах...
В Хоробичах дедушка имел авторитет серьёзного и справного хозяина. Ни в каких партиях не состоял. Горилкой не баловался. По воскресениям ходил в храм. Прихожане его избрали церковным старостой. Я ему помогал. Уже в 10 лет научился звонить в колокола. Дед Андрей показал, как бить «набат» – известить о похоронах или пожаре, «благовест» – перед утренней и вечерней службой и «трезвон», которым сопровождается «благовест» в праздники. Все четыре колокола меня слушались! А по вечерам на звонницу ко мне пробирались по узкой лестнице друзья-мальчишки, садились на пол, чтобы батюшка посторонних не видел, и тоже слушали…
По весне, когда устанавливалась тёплая погода, мы с дедом белили церковные стены и подкрашивали кровлю в зелёный цвет. Вообще, Андрей Митрофанович был для меня как отец родной. Учил всему, что сам умел. А он был мастером на все руки. Мог галоши новые сшить соседу, а мог и сапоги хромовые стачать, как заправский сапожник! Был он, как говорится, столяром и плотником, рыболовом и охотником.
Издавна в Хоробичах селились отважные, смелые и удалые люди.
Дед мне рассказал о семье известного в России генерала Александра Тимофеевича Семпликевича, который жил в селе в конце ХІХ – начале ХХ столетия после отставки с военной службы. Он долгое время занимал пост Киевского военного судьи. Старшая дочь генерала, Надежда, оставила для историков коллекцию уникальных фотографий местных крестьян царских времен. Занималась фотографией и другая генеральская дочь, Наталья. Есть свидетельства, что она участвовала в Первой Черниговской выставке фотографий, которая проходила в 1911 году. А Варвара – младшая из дочерей – помогла спасти село от уничтожения во время фашистской оккупации. Зимой 1941 года именно она осмелилась обратиться к германским офицерам с просьбой не сжигать Хоробичи. Соседнюю деревню Лемешовку, через которую прошёл Ковпак со своей бригадой, фашисты спалили дотла. Отважная женщина прекрасно владела немецким языком и сумела убедить карателей в том, что мост через железнодорожные пути подорвали партизаны, а не здешние селяне. Село не тронули. Но после войны Варвару Александровну осудили по доносу «доброжелателей» и сослали на Соловки за то, что «была переводчицей у врагов».
После освобождения села от захватчиков, здесь развернули полевой госпиталь. И в нём работал знаменитый воен-врач Николай Амосов – будущий академик и выдающийся советский кардиохирург. Согласно госпитальному журналу, майор Амосов за полтора года сделал более 9 тысяч операций раненым бойцам и командирам, спасая от неминуемой смерти.
До войны село считалось крупным населённым пунктом. В нём насчитывалось около 700 дворов. Практически все мужчины – 437 человек ушли на фронт или в партизаны. За мужество и героизм 237 из них удостоены государственных наград, а 160 жителей Хоробичей отдали жизнь за свободу и независимость Родины. В честь воинов-односельчан, погибших в годы Великой Отечественной войны, на братских могилах партизан и советских воинов, павших в боях за Хоробичи, в селе установлено 5 памятников! Думаю, что в России мало найдётся подобных селений, где так увековечена память о погибших героях.
Об этих важных исторических фактах рассказывается в местном краеведческом музее, который открыт в сельской школе. В ней я учился. Хорошо помню, как осенью 1953 года торжественно отмечали 800-летие села – на празднике гулял, наверное, весь район! А через два года здесь я получил аттестат зрелости и уехал в Ленинград учиться на офицера…


Продолжение следует

Помянем добрым словом настоящего советского офицера
полковника Анатолия Трофимовича Бадеева....


С уважением и надеждой, Ваш брат Не Брежнев.
15 января 2021 года, Москва
Tags: Бадеев Анатолий Трофимович, ВПУ МВД СССР, однокашники, солдатские байки
Subscribe

Posts from This Journal “Бадеев Анатолий Трофимович” Tag

  • Мемуары. На лыжне...

    А жизнь летит вперёд без остановки. Что было раньше? Что ж грустить о том. Мы вспоминаем с лёгкою тоскою Молодость с армейским вещмешком...…

  • Мемуары. Хохол без лычки...

    Бывал ли хохол Без лычки в армии советской? Редки примеры (ироническое солдатское хокку) Олег Иванович Ионенко весьма уважаемый человек в нашем…

  • Мемуары. Заметки профессора Гутмана

    Да разве сердцем позабудет Того, кто хочет нам добра, Того, кто нас выводит в люди, Кто нас выводит в мастера... (Николай Добронравов, 1980)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

Posts from This Journal “Бадеев Анатолий Трофимович” Tag

  • Мемуары. На лыжне...

    А жизнь летит вперёд без остановки. Что было раньше? Что ж грустить о том. Мы вспоминаем с лёгкою тоскою Молодость с армейским вещмешком...…

  • Мемуары. Хохол без лычки...

    Бывал ли хохол Без лычки в армии советской? Редки примеры (ироническое солдатское хокку) Олег Иванович Ионенко весьма уважаемый человек в нашем…

  • Мемуары. Заметки профессора Гутмана

    Да разве сердцем позабудет Того, кто хочет нам добра, Того, кто нас выводит в люди, Кто нас выводит в мастера... (Николай Добронравов, 1980)…